Глава пятнадцатая

МЕНОНИТСКОЕ БРАТСТВО

ПРЕДЫСТОРИЯ

Переселение менонитов в Россию. Менонитство представляет собой дальнейшее развитие мощного движения анабаптистов, возникшего в XVI веке и охватившего в свое время всю цен тральную Европу. Ко времени образования общины братских менонитов в России в шестидесятых годах XIX столетия менонитство прошло уже более чем трехсотлетний путь Россия открыла двери иностранным поселенцам. После двух манифестов Екатерины II от 4 декабря 1762 года и от 22 июля 1783 года [1] в страну хлынул поток иностранцев, привлеченных даруемыми им льготами Почти все они были немцами Первые поселенцы расселились на Волге и образовали сто четыре колонии, из них тридцать одну католическую, остальные были лютеранские Число переселенцев составило около двадцати пяти тысяч человек [2].

В то время немецкие общины в России уже существовали. Первая лютеранская община была образована в Москве в 1576 году [3]. К концу XIX века, по материалам переписи 1897 года, в России проживало около 1,8 миллиона немцев, которые по религиозным взглядам разделялись на лютеран – 76,01 %, реформатов – 3,57 %, менонитов – 3,68 %, прочих протестантов – 1,12 %, католиков 13,53 %, православных – 0,75 %, прочих христиан – 0,07 %, кроме того, 1,27 % исповедовали иудаизм [4].

Однако первые переселения оказались неудачными Колонисты не были готовы к освоению новых земель, поскольку среди них было мало земле дельцев и ремесленников.

Между тем Россия окончательно утвердилась на берегах Черного моря В 1773 году произошло завоевание Крымского ханства и присоединение его к России под названием Таврической губернии На окраинах страны по явились обширные незаселенные земли И правительство снова решило прибегнуть к иностранной колонизации с учетом опыта прошлых лет

В 1789 году в Екатеринославскую губернию прибыли двести двадцать восемь менонитских семейств из Западной Пруссии В 1797 году переселились еще сто восемнадцать семейств

В общей сложности из Западной Пруссии переселилось около четырех сот семейств, которые образовали Хортицкую колонию менонитов (близ современного города Запорожья) Хозяйственные трудности были очень большие, к ним добавились и церковные неустройства. Среди первых поселенцев не было ни одного проповедника. Относительный порядок установился тогда, когда из Пруссии на Хортицу прибыли старшина Корнелиус Регир и учитель Корнелиус Варкентин.

Следующая группа менонитских переселенцев была направлена на Молочные Воды в Таврическую губернию. В 1803 – 1840 годы из Пруссии в эти места переселилось в общей сложности около 1150 семейств. Организация церковных общин менонитов в Южной России была завершена утверждением в 1805 году старшиной Молочанской общины Якова Эннса хортицким старшиной Иоганном Вибе.

Прусские менониты в России образовали еще две колонии: Кеппентальскую, или Ам-Тракт, в 1853 году и Александртальскую, или Альт-Самара, в 1861 году [5].

Время служения Я. Эннса не было особенно благоприятным. Братья, прибывшие из различных общин Пруссии, в каждой из которых существовали свои, веками сложившиеся порядки, учились жить по-новому. Кроме церковной власти, существовало менонитское самоуправление, представлявшее светскую власть, которая пользовалась более суровыми мерами наказания, чем увещевание и отлучение. Все эти особенности создали свои проблемы, и в результате в 1812 – 1819 годы от Молочанской общины отделилась так называемая Малая община. Во главе ее стоял бывший церковный учитель Клаас Реймер. Члены этой общины были первыми проповедниками покаяния среди молочанских менонитов. Религиозный настрой Рей-мера отличался истинным благочестием, но радости покаяния он не пережил. Чтение иноверных книг К. Реймер рассматривал как признак скорого явления антихриста и всеобщего отпадения. Эту общину также отличала большая строгость в отношении к одежде, быту и прочему. Хотя Малая община и не имела значительного влияния среди менонитов, все же в определенной мере она подготовила путь для возникновения общины братских менонитов, появившейся спустя четыре десятилетия.

Участие менонитов в работе Библейского общества. В 1819 –1820 годы на Молочные Воды переселились еще две общины менонитов фризского и старофламинского направлений, старшины которых Франц Герц и Петр Ведель были живыми христианами [6]. Они сразу включились в церковную жизнь колонии. В то время в Молочанском округе было организовано отделение Библейского общества, которое получило утверждение в Петербурге в декабре 1821 года. Деятельное участие в работе отделения этого общества принимали духовные старшины молочанских менонитов Бернгард Фаст, бывший в то время старшиной основной флемской общины, а также Ф. Герц и П. Ведель. Отделение было призвано содействовать распространению книг Священного Писания на немецком языке [7].

Деятельность Библейского общества, наряду с очевидной пользой, привела и к некоторым осложнениям. Многих верующих смущали такие наименования, как президент или директор отделения. Эти и другие смущения привели к отделению в 1822 – 1824 годы от основной флемской общины около трех четвертых ее членов. В общине, которой руководил Б. Фаст, осталось около ста пятидесяти семейств. Эта община, позже названная Орловской, оказала большую поддержку первым братским менонитам.

Гyаденфельдская община. Тобиас Фот. Одним из благословенных начинаний Орловской общины явилось создание в 1820 году одноклассного менонитского училища. В 1822 – 1829 годы в этом училище трудился учитель Тобиас Фот, явившийся предтечей менонитских братьев. Т. Фот родился 16 июля 1791 года в семье проповедника менонитской общины Бренкен-гофсвальде-Францталь. Эта община после переезда в Россию в тридцатых годах XIX века образовала на Молочной Гнаденфельдскую общину. В детстве Т. Фот воспитывался учителями, которые "имели в сердце страх Божий" [8].

В шестнадцать лет он стал учителем в родном селе. В 1818 году под влиянием статей Юнга-Штиллинга Фот осознал свою греховность, раскаялся и получил от Господа прощение грехов. В Германии Т. Фот имел общение с пиетистами. Когда же он узнал, что в России на Молочной создается школа "с истинно христианской тенденцией", то согласился преподавать в ней. В Орловской школе Т. Фот занимался не только обучением детей; проводимые им вечерние собрания, на которых произносились сердечные молитвы, привлекали многих верующих.

Свой жизненный путь Т. Фот закончил в России. Труды Т. Фота в Орле принесли значительные результаты. После Т. Фота и Б. Фаста в общине долго не угасало стремление к углубленному познанию Господа и к христианской жизни. Первый пресвитер общины братских менонитов Генрих Гюберт до глубокой старости с радостью пел песни, написанные Т. Фотом, и с большой любовью отзывался о его труде. Именно через служение Т. Фота многие люди получили первые неизгладимые впечатления о евангельском учении. Во время служения Т. Фота впервые среди менонитов России живое христианское общение вошло в практику отношений между верующими.

В 1835 – 1840 годы на Молочные Воды переселились члены общины Бренкенгофсвальде-Францталь (Восточная Пруссия) и образовали колонию Гнаденфельд. С этого времени братский центр из Орловской общины переместился в Гнаденфельд. Церковная жизнь общины до этих перемен, особенно в конце XVIII века, была процветающей. Кроме двух воскресных богослужений и собраний по субботам, проходили также собрания в домах верующих под наблюдением старшин или учителей общины. На этих собраниях проповеди не произносились, но каждый имел возможность высказаться.

Интерес представляют и отношения общины с гернгутским братством. С 1812 по 1835 год община находилась под их покровительством. Произошло это следующим образом. После 1812 года король Пруссии Фридрих Вильгельм 111 запретил всякие частные религиозные собрания, за исключением собраний гернгутских братьев, а также верующих, находившихся под их опекой. Тогда община, желая и в дальнейшем проводить собрания в Домах, приняла опеку гернгутеров, а с ней в определенной степени и надзор с их стороны за внутрицерковной жизнью. Следствием гернгутского влияния, согласно "Истории общины и колонии Гнаденфельд" [9] явились ясное понимание Писания, живое христианство, отзывчивость сердец к делу распространения Евангелия, внимание к образованию. Старшины этой общины Вильгельм Ланге (1812 – 1841), Фридрих Вильгельм Ланге (1841-lo4J), Август Ленцман (1854 – 1877) были возрожденными христианами.

Пробуждение на Молочной. Пастор Эдуард Вюст. В 1845 году в колонию вюрттембергских сепаратистов (крайних пиетистов, выходцев из лютеран) в Неигоффнунг прибыл новый пастор Эдуард Гуго Отто Вюст. Именно через него в немецких колониях на юге России возникло большое пробуждение, которое и привело к возникновению менонитской братской общины. Эдуард Вюст посеял семена пиетизма и на менонитскую почву.

Вюрттембергский пиетизм, связанный с именами Филиппа Якова Шпенера и И. Альбрехта Бенгеля, в отличие от других направлений в пиетизме, получил всенародный характер [10]. До середины тридцатых годов XIX века его основу составляли вера в пророчества. Например, на основании исследования библейских пророчеств И. А. Бенгель установил, что второе пришествие Христа состоится в 1836 году. Однако вера в близкое исполнение пророчества вскоре уступила место стремлению к углубленной духовной жизни, последнее и определило переход от старого пиетизма к новому. Последователи нового пиетизма, связанного в первую очередь с именем Людвига Гоффакера, обращали особое внимание на внутреннее состояние, любовь к Спасителю и на наличие христианских добродетелей [11].

Э. Вюст являлся типичным представителем нового пиетизма. Он родился 23 февраля 1818 года в Мурргардте, Вюрттемберг. В 1835 году Вюст поступил в Тюбингенский университет и закончил его в 1841 году. С 1843 года Э. Вюст вступил в общение с местными пиетистами; он имел успех и как проповедник, и как руководитель библейских часов (нем. – штунде). В следующем году из-за контактов с пиетистами Вюсту предложили оставить прежнее место; он стал помощником пастора в другой церкви; к тому времени он уже ревностно проповедовал необходимость покаяния. Вюст поддерживал тесное общение не только с пиетистами, но и с гернгутскими братьями и с методистами и собирался уехать в Америку, чтобы проповедовать там среди методистов. Но Господь повел его другим путем: двадцатисемилетний пастор получил приглашение приехать в Россию [12].

28 сентября 1845 года пастор Э. Вюст произнес свою первую проповедь в селе Нейгоффнунг. Помещение церкви было переполнено, среди слушателей присутствовали многие менониты, ранее имевшие общение с пиетистами-вюрттембержцами. Вюст сказал следующее: [13] "В книге пророка Исаии 40, 6 написано: "Голос говорит: возвещай! И сказал: что мне возвещать?" Передо мною Библия. Я должен возвещать вам это Слово, полное святых истин, так требует глас с -неба, об этом просите и вы... Но где находится центр Священного Писания и о чем мне следует говорить вам в этот ответственный момент? Его, слава Богу, нахожу на каждой странице этой священной Книги – это Иисус Христос, Распятый, мой и ваш Господь и Спаситель, Тот, Кто пострадал за мои и ваши грехи и стал моим и вашим миром, покоем, спасением, жизнью и блаженством".

Проповедь Вюста коснулась сердец многих, и люди раскаивались в своих грехах. Пробуждение коснулось не только общин, в которых нес служение Вюст, но и менонитских общин. Известность служителя Божия быстро росла. На ежегодные евангелизационные праздники, проводимые Э. Бюстом с 1846 года, приезжали гости не только из окрестных колоний, но из Харькова и Москвы.

С молочанскими менонитами Э. Вюст имел особо тесную связь. Он часто проповедовал у менонитов, а менонитские проповедники, в свою очередь, благовествовали в его общине. Когда Э. Вюст решил вступить в брак, его сочетал старшина Гнаденфельдской общины Фридрих Вильгельм Ланге.

Обращенные души стремились к общению. Один из первых менонитских братьев Яков Беккер в своем дневнике [14] пишет о том, что менонитские братья проводили часы назидания. В Гнаденфельде состоялась встреча братьев, на которой было решено проводить подобные собрания еженедельно в каждой колонии, причем в различные дни, чтобы все имели возможность посещать их. До 1858 года на этих собраниях желанным гостем был пастор Вюст. Верующие оказывали помощь в распространении Евангелия не только словом, но и делом. Один раз в неделю сестры собирались для шитья и вязания, вырученные от рукоделия средства шли на дело Божие. Существовала еще одна форма распространения Евангелия – книгоношество. Душой этого служения был датчанин О. Форхгаммер, который обратился к Господу при служении лютеранина Каппеса. В 1859 году О. Форхгаммер направился на Волгу и трудился там среди немцев. Вскоре брат попросил менонитов, чтобы ему прислали в помощь еще двух братьев. Его просьба была удовлетворена, и в сентябре 1859 года туда прибыли братья Бартель и Яков Беккер [15].

Менонитские братья решили основать школу, позднее получившую название сиротской, потому что в нее принимались преимущественно сироты и дети бедных родителей. Большой интерес к школе проявляли вюстские братья; пожертвования также поступали от харьковских и московских братьев, школой интересовались верующие в Петербурге и Ревеле (ныне город Таллинн). Большую заботу о школе проявлял менонитский брат Иоганн Клаассен. По делам школы он совершил две поездки в 1854 и 1857 годы в Петербург и в Ревель. Во время первой поездки Клаассена вместе с братьями сопровождал книгоноша и евангелист вюстских братьев Вильгельм Бартель.

Школа была открыта в 1857 году. Однако, поскольку не всем братьям понравился школьный учитель, – по их мнению, он был недостаточно живым христианином,-- это привело к серьезным разногласиям. К 1858 году в среде братьев выделились два направления: так называемые радостные, которые не были удовлетворены служением Вюста, и умеренные, или церковно настроенные [16].

Проповеди пастора Вюста были посвящены пробуждению и спасению. Он горячо свидетельствовал о полноте свободной благодати Божией, даруемой во Христе. При этом учение об освящении у Э. Вюста отступило на второй план. Эта несбалансированность освещаемых в проповеди истин вскоре дала о себе знать. Часть братьев, относившихся к так называемому "радостному" направлению, усвоили весть Евангелия односторонне и поверхностно, и среди вюстских братьев постепенно определилась ветвь радостных братьев, или гюпферов (скакунов). На одной из конференций, состоявшейся осенью 1858 года в Розенфельде, в приходе Вюста совершился окончательный разрыв между этими направлениями. Отделившихся "радостных" братьев возглавил лютеранин Каппес, бывший учитель. Группа "радостных" возникла также и среди менонитских братьев. В 1858 году пастору Вюсту по требованию некоторых лютеранских пасторов было запрещено проповедовать вне прихода. 13 июля 1859 года последовала кончина Э. Вюста.

Пробуждение в Хортицкой колонии началось в то же время и имело самостоятельное развитие. В Хортицком округе, в колонии Кронсвейде через чтение проповедей Людвига Гоффакера к свету Евангелия пришел молодой человек Иоганн Левей. Это произошло 2 февраля 1853 года. Новообращенный начал свидетельствовать о Христе, и скоро образовался круг заинтересованных людей. Они вместе читали Слово Божие, молились и пели, а также говорили другим о Христе во всякое время и на всяком месте. Новообращенные переживали большую радость, они часто собирались вместе и были исполнены любовью друг к другу. Число верующих за короткое время возросло до пятидесяти человек. Обращения проходили очень эмоционально, они напоминали молитвы покаяния в Малой общине. Однако там все же не было переживания такой радости покаяния, как при пробуждении, имевшем место при пасторе Бонекемпере в колонии Рорбах, происходившем примерно в то же время.

В колонии Эйнлаге (в настоящее время входит в город Запорожье) еще до этих событий через чтение Священного Писания уверовало несколько человек, которые искали общения с братьями в Кронсвейде. Однако, не располагая исполненным мудростью руководителем, братья подпали под влияние бывшего учителя Кронсвейдской церковной общины менонитов, ранее отстраненного от служения за заблуждение. Ему удалось увлечь за собой Ле-вена и еще некоторых верующих. Последние неправильно толковали места Священного Писания: "Для чистых все чисто", "Уже не я делаю, но живущий во мне грех", считая, что во всем, что ни делают верующие, они творят волю Божию. Полагая, что Бог не допустит для Своих детей греховных мыслей, которые повредили бы им, некоторые впали в тяжкие грехи. Вскоре наступила горькая расплата. 25 января 1855 года девятнадцать человек во главе с Яковом Янценом отказалось от принадлежности к менонитской церковной общине и избрали своим руководителем И. Левенэ. Вышедшие из общины были подвергнуты церковному отлучению и административному наказанию. Однако через несколько недель отлученные были снова приняты в члены общины.

Проведение духовных собраний вне церкви для них было запрещено [17]. Собрания братьев в Эйнлаге возобновились через несколько лет, в 1859 – 1860 годы под руководством Генриха Нейфельда, Абрама Унгера и Корнелиуса Унгера. На собраниях, посвященных в основном молитве и' распространению Евангелия, читались различные брошюры, среди которых были "Миссионерские листки -общины крещеных христиан" гамбургских баптистов. Это обстоятельство навело А. Унгера на мысль о выходе из церковной общины и крещении. Поскольку Г. Нейфельд вопросом крещения не интересовался, А. Унгер написал об этом письмо брату И. Онкену и получил от него ответ.

Первое Хлебопреломление. Разрыв с Молочанской церковной общиной. Осенью 1859 года некоторые менонитские братья на Молочной выразили желание чаще участвовать в Вечере Господней (в то время Хлебопреломление в церкви совершалось два раза в год). Верующие обратились к старшине Гнаденфельдской общины Августу Ленцману с просьбой, чтобы он "преподавал им, а также тем, кого считают достойными, Вечерю Господню особо и так часто, как они будут чувствовать в этом необходимость" [18]. Однако в этом им было отказано.

10 ноября 1859 года в Элизабеттале в доме Корнелиуса Винса под руководством школьного учителя Абрама Корнельссена была совершена первая Вечеря Господня в кругу братьев. Когда об этом стало известно верующим, против братьев поднялось возмущение. Шестеро молодых членов Гнаденфельдской общины были приглашены на беседу с проповедниками, во время которой им было дано соответствующее наставление. Братья пообещали, что будут подчиняться тому, что не противоречит Слову Божию и их совести. 19 и 27 декабря 1859 года состоялись два братских совета Гнаденфельдской общины, на которых и проповедники, и менонитские братья приняли обещание этих шести братьев. Однако некоторые члены общины продолжали возмущаться их поступком. Тогда Иоганн Клаассен, Яков Реймер и еще несколько братьев были вынуждены покинуть братский совет.

ВОЗНИКНОВЕНИЕ ОБЩИНЫ БРАТСКИХ МЕНОНИТОВ

Начало общины братских менонитов положило "Извещение о выходе" от 6 января 1860 года, подписанное восемнадцатью членами Гнаденфельдской общины. Ссылаясь на явно недостойную жизнь номинальных христиан, окружавших их, братья отказались от членства в церковной общине и изложили свое понимание основных истин Писания о церкви. "В вероучении... мы полностью соглашаемся с... Менно. Мы признаем крещение по вере как печать веры, однако "не по вере, изученной наизусть... но по истинной, живой, произведенной Духом Божиим вере... Святое Хлебопреломление для истинных верующих служит укреплением веры... знаком завета и общения верующих друг с другом". Братья коснулись также омовения ног, избрания служителей и отлучения. "Все настроенные по-плотски и произвольно грешащие должны отлучаться от церкви. Если же согрешивший признает грех и раскаивается в нем, то такового отлучать нельзя, ибо прощение грехов достигается не отлучением, а заслугами Иисуса Христа" [19].

30 мая 1860 года состоялось избрание учителей; тем самым была завершена организация Молочанекой братской общины. В тайном голосовании приняли участие двадцать семь братьев, каждый голосовал за две кандидатуры [20]. На служение проповедника были избраны Генрих Гюберт и Яков Беккер. Руководителем общины стал Г. Гюберт, получивший при избрании большее число голосов. 5 июня избранных братьев рукоположили на служение. Молитву над ними совершил старейший член общины Франц Клаассен, который вскоре был утвержден диаконом общины.

Первое крещение в менонитской братской общине. В сентябре 1860 года две молодые сестры, которые не были крещены в церковной общине, изъявили желание принять крещение. После их испытания перед членами общины Я. Беккеру было поручено преподать сестрам крещение [21]. Начиная с этого времени братья размышляли о форме крещения. Следует отметить, что к тому времени некоторые братья уже пришли к убеждению в необходимости крещения погружением. В 1837 году Я. Реймер, еще до крещения окроплением в церковной общине, прочитал биографию Анны Джедсон, принявшую крещение через погружение, что побудило его задуматься о крещении погружением. Реймер поинтересовался у отца, есть ли где-либо верующие, которые крестят погружением. Отец ответил, что встречал таких людей в Пруссии в 1835 году. Убежденным сторонником крещения погружением был и Иоханн Клаассен, Я. Беккер пишет, что именно И. Клаассен убедил его в правильности крещения погружением, основываясь на Евангелии от Марка 1, 9—10; Деяниях Апостолов 8, 38, а также на значении слова "крестить" на языке платтдойч: "depen" – погружать. В трудах Менно Симонса братья также нашли ссылку на то, что апостольское крещение с самого начала было крещением в проточной воде. Вопрос о крещении был еще раз представлен на рассмотрение общины.

23 сентября 1860 года на реке Курушан состоялось первое крещение в менонитской братской общине. Сначала Я. Беккер крестил по вере погружением Генриха Бартеля, затем Г. Бартель крестил Я. Беккера, который после этого крестил еще трех сестер троекратным погружением. Осенью также состоялись несколько крещений.

Зимой 1860/61 года завязалась переписка молочанских братьев с баптистским проповедником Альфом и менонитом Петром Эвертом, проживавшими в Польше. П. Эверт, получив письмо с описанием выхода братьев из церковной общины и первых крещений, совершил подобное крещение. Письмо с сообщением об этом событии было в свою очередь прочитано на большом собрании менонитов, лютеран и баптистов на Молочных Водах. В этой местности существовала и община баптистов. Однако из переписки видно, что единства между баптистами и братскими менонитами не было, поскольку последние отличались отношением к военной службе и практиковали омовение ног [22].

Поездка И. Клаассена в Петербург. Период "радости" в Молочанской общине. Отношение представителей местного самоуправления к братьям не улучшилось, а напротив, стало еще хуже. Поэтому 31 октября 1860 года И. Клаассен по поручению братьев на средства общины во второй раз отправился в Петербург, па этот раз вместе с Форхгаммером. И. Клаассен имел конкретную цель: добиться разрешения основать на Кубани новую колонию для менонитской братской общины. Клаассен продолжал хлопоты в столице до июня 1862 года и получил разрешение на создание колонии после подачи прошения царю.

Община росла. На 1 января 1861 года уже насчитывалось сто два взрослых члена общины, из них сорок были главами семей [23]. Весной 1861 года совершались крещения новых членов. В мае крещение по вере принял Г. Гюберт. Последний преподал крещение Я. Реймеру и еще более тридцати новообращенным, из них трое были крещены впервые. В октябре большинство членов Молочанской общины приняли крещение через погружение. И все же в то время крещение по вере еще не было обязательным.

В духовной жизни общины того периода преобладало "радостное" направление, которое началось еще во времена Вюста. Для избавления от этой духовной болезни требовалось время. Обостренная чувственность, а также имевшее место несоответствие между проповедью о свободной благодати и освящении представляли благоприятную почву для проявления "радости". Вильгельм Бартель писал об обстановке в общине 8 апреля 1861 года: [24] "Среди братьев возникают сильные трения по вопросам понимания Писания".

Создание общины на Хортице. В 1861 году молочанскую колонию посетили братья из Хортицы Абрам Унгер, Генрих Эпн и Иоганн Левей. Это был первый контакт между хортицкими и молочанскими братьями. 11 июня они имели беседу в доме Якова Реймера, во время которой выразили свое опасение, что в Молочанской общине может произойти то же, что ранее проявилось в Кронсвейде. Позднее хортицкие братья рассказали свои впечатления о посещении общины: крещение совершалось по Слову Божию, однако при этом не доставало благоговения. По приезде домой А. Унгер написал письмо Я. Реймеру, в котором увещевал его против чрезмерной чувственности, приводя печальные примеры из истории гернгутского братства [25].

С того времени некоторые молочанские братья, прежде всего Я. Реймер, заняли твердую позицию по отношению к проявлениям чрезмерной радости [26]. Спустя неделю после встречи с хортицкими братьями, Реймер написал И. Клаассену, что по внушению Духа Божия стал избегать больших собраний [27]. Тем не менее опасения Унгера оправдались. Среди верующих развилось учение о свободе от греха; они считали, что грех для них мертв. Это заблуждение стало явным, когда один из братьев впал в тяжкий грех. После этого пришло прозрение, и учение о "свободе" было осуждено. Однако почва, на которой возникло это ложное учение – смещение акцента в проповеди с освящения на свободную благодать и "радость", не была устранена.

Осенью 1861 года на Молочной уверовал хортицкий менонит Гергард Вилер, бывший школьным учителем. Он принял крещение в октябре того же года, после чего был отстранен от преподавания. Г. Вилер отправился на Хортицу, где нашел приют в доме А. Унгера и вскоре стал руководителем хортицких братьев. Настояв на том, чтобы Унгер отказался от приезда от Онкена из Гамбурга брата для преподания крещения (А. Унгер имел по этому поводу переписку с И. Онкеном с 1860 года), Г. Вилер убеждал верующих присоединиться к молочанским братьям. Весной 1862 года А. Унгер, Генрих Нейфельд и еще один брат приехали на Молочную; 4 марта 1862 года они были крещены Г. Вилером. И и 18 марта состоялись первые крещения в Эйнлаге на Днепре. Крещение по вере приняли тридцать пять человек. F3 эти же дни произошло избрание учителей – Г. Нейфельда, А. Унгера, Г. Вилера. Таким образом, датой образования Эйнлагской общины следует считать 11 марта 1862 года. Под влиянием А. Унгера в общине было введено обязательное крещение по вере погружением и закрытое Хлебопреломление. Постепенно эти принципы укоренились и в Молочанской общине [28].

Здесь, как и на Молочной, братья не избежали преследований. Отлучение от церковной общины, которому подвергались некоторые братья, грозило им потертей менонитских привилегий; применялись также административные меры. Например, Вильгельм Янцен был задержан, избит и посажен на хлеб и воду. Однако эти переживания еще более укрепили его намерение принять крещение по вере погружением, которое он и осуществил при первой возможности. Ввиду возникших трудностей братья послали Г. Вилера в Петербург ходатайствовать перед правительством о признании новой общины.

В мае 1862 года учителя Эйнлагской общины А. Унгер и Г. Нейфельд подверглись допросу полицейского пристава. Ответы братьев можно рассматривать как первое изложенное письменно вероисповедание.

12 июля 1862 года А. Унгер, Г. Нейфельд, Г. Вилер и П. Берг были заключены в екатеринославскую тюрьму. Пробыв там около двух недель, они возвратились в свою общину. Однако радость встречи была недолгой, Между возвратившимися братьями возникли разногласия в понимании Евангелия. А. Унгер, П. Берг и Г. Нейфельд не были согласны с Г. Вилером, но красноречивый и более авторитетный Г. Вилер переубедил Г. Нейфельда. Поскольку последний пользовался большим авторитетом, то на его сторону постепенно перешла почти вся община. Унгер и еще несколько братьев были не согласны с действиями Вилера. Однако, не видя выхода из создавшегося положения, А. Унгер отказался от учительства. Эти события послужили началом периода духовного господства так называемых сильных братьев [29].

Руководство Молочанской общиной постепенно перешло к молодым братьям Беньямину Беккеру и Бернгарду Пеннеру. В одном духе с ними в Эйнлаге действовал Г. Вилер. Все они высоко ставили проявления "радости". Орудием церковной власти служило отлучение. Этот тяжелый период в жизни общины продолжался с 1862 по 1865 год. Особенно напряженными были 1864 год и начало 1865 года.

Господу было угодно, чтобы летом 1864 года к Молочанской общине присоединились несколько членов из Орловской церковной общины, к которой ранее принадлежал Г. Гюберт. Новые члены были воспитанниками Т. Фота, Б. Фаста и их соработников. В их лице сильные братья очень скоро встретили оппонентов. Впоследствии приезжие братья стали благословенными тружениками в церквах менонитского братства.

Присоединившиеся братья и старые члены общины, несогласные с руководством, в начале 1865 года выступили против категорических действий. 1 апреля 1865 года они написали письмо, в котором касались вопросов благочестия, оснований для отстранения проповедников, отлучения и проявления лицеприятия в служении. Это письмо подготовило почву для нормализации духовной жизни в общине [30].

В общинах постепенно начал восстанавливаться порядок. Ведущую роль в этом процессе сыграл И. Клаассен, который с 1862 года жил на Кубани. 26 и 27 июня в Гнаденгейме (Молочная) состоялось собрание членов общины, на котором были устранены все препятствия, лежавшие на пути к успешному служению.

С того времени к менонитской братской общине стали проявлять интерес и симпатии широкие круги населения. Этому немало способствовал И. Клаассен, который добился разрешения на организацию менонитского поселения на Кубани. В результате туда переселилось сто безземельных семей менонитов. Зимой 1865/66 года около двадцати сторонников "радостного" и "строгого" направлений под руководством Германа Петерса вышли из Молочанской общины и образовали отдельную общину. В ней некоторое время трудился Г. Вилер. В 1867 году Вилер вернулся в ряды Хортицкой менонитской церковной общины, позднее он переселился в Америку.

В преодолении создавшихся трудностей в Эйнлагской общине большую помощь оказал приглашенный из Гамбургской баптистской общины брат Август Либиг. Хотя Либиг пробыл в Эйнлаге только две недели, его труд в общине был весьма благословенным [31].

ДОРЕВОЛЮЦИОННЫЙ ПЕРИОД- 1865-1917 ГОДЫ

Молочанская и Кубанская общины в 1865—1872 годы. После переживаний и волнений периода становления, который завершился июньской реформой 1865 года, наступил новый этап в жизни менонитской братской общины.

В Молочанской общине дело продолжали вновь избранные служители – помощники учителей X. Шмидт и Я. Янтц и диакон И. Фаст. Пресвитер Г. Гюберт пользовался у верующих безграничным уважением. Летом 1869 года помощником учителя был избран двадцатичетырехлетний Абрам Шелленберг. Община постоянно, хотя и незначительно, росла. После отъезда части членов общины на Кубань и выхода группы Г. Петерса ее численность составляла около ста человек. В 1860 – 1865 годы на Молочной приняли крещение еще двести девяносто девять человек, а в 1866 – 1872 годы было крещено сто шестьдесят четыре человека. В последующие семь лет средний прирост в год был почти в 2,5 раза ниже, чем в предыдущие неспокойные шесть лет [32].

Характер богослужений в то время постепенно изменялся. Назидательно-пиетистские богослужения сменялись богослужениями, основу которых составляла проповедь. Члены общины буквально требовали этого от руководства, все жаждали церковного устройства и проповеди Слова Божия. Любимым проповедником являлся X. Шмидт. Установилось взаимопонимание общины и с органами местного самоуправления [33]. К 1872 году также в основном завершился переход от диалекта платтдойч к литературному немецкому языку.

С молочанскими братьями поддерживала тесный контакт Кубанская община. К сожалению, о ней сохранились скудные сведения. Община преодолевала как хозяйственные, так и духовные трудности/которые возникали по причине чрезмерных проявлений "радости" верующими, прибывшими из Молочной и Хортицы. Некоторые даже избегали резать хлеб для употребления его в пищу, а преломляли его, предавая этому бытовому вопросу духовное значение. Братья лютеранского происхождения с Волги придерживались взглядов "радостных", посетивших их в начале шестидесятых годов. Однако и этот вопрос со временем был разрешен. Начиная с 1873 года духовное попечение в общине было вверено Г. Гюберту; административное руководство колонией осуществлял И. Клаассен [34].

Эйнлагская община в 1865—1872 годы. Единству общины в Эйнлаге некоторое время препятствовало деление на сторонников Г. Нейфельда и А. Унгера, которое сложилось еще в 1864—1865 годы. Многие считали А. Унгера с его строгим, несколько формалистическим образом мышления "законником" и слишком большим другом немецких баптистов.

Однако Господь в этой обстановке открыл путь, чтобы все изменить к лучшему. Весной 1868 года на Хортицу из Западной Пруссии переехал Карл Бенцин, диакон Диршауской общины гамбургского вероисповедания. Бенцин был живым одаренным и разносторонне образованным христианином; кроме того, он хорошо знал порядок, существовавший в общинах.

10 июля 1868 года в Эйнлаге состоялось членское собрание общины, на котором председательствовал брат К. Бенцин. Были приняты следующие важные решения: община должна называться Эйнлагской общиной; необходимо основать филиалы в Маркусланде (позже Андреасфельд) и Черноглазе; служителей именовать – пресвитер, учитель и диакон; служители должны избираться общиной. Пресвитерское служение включает Крещение, Хлебопреломление, бракосочетание, а также утешение и увещевание верующих. Кроме того, в обязанности пресвитера входит ведение церковных книг и деловая переписка общины; у пресвитера находится и печать общины. Без ведома пресвитера и общины нельзя совершать крещение, принимать в члены общины и отлучать от церкви.

Для менонитских общин эти постановления не были новыми. В Молочанской общине они практиковались уже давно, хотя и не так решительно, как в Гамбургской. Однако в Эйнлаге многие верующие считали всякий порядок "вавилонским установлением" и не признавали никаких письменных протоколов. Поэтому такой порядок можно было более безболезненно установить через приезжих братьев-баптистов А. Либига или К. Бенцина.

14 июля 1868 года состоялось еще одно членское собрание, на котором А. Унгер был избран пресвитером. В счетную комиссию входили К. Бенцин и Иоганн Вилер-старший (школьный учитель, отец Гергарда и Иоганна). В ходе голосования А. Унгер получил двадцать один голос, А. Лепп – девять голосов и Петр Фризен – пять. По числу голосовавших видно, что часть братьев все еще отказывалась от участия в решении вопросов, связанных с церковным устройством [35].

В 1869 году из Гамбурга в Эйнлаге прибыл Иоганн Гергард Онкен; перед своей поездкой он посетил братьев в Альт-и Нейданциге. Онкен предпринял попытку привести к единству братьев-проповедников. 18 октября 1869 года в доме А. Унгера состоялось собрание, -на котором И. Онкен рукоположил А. Унгера на служение пресвитера, А. Леппа – на служение учителя, К. Унгера и Б. Никкеля – на диаконское служение. К. Бенцин был рукоположен на служение проповедника баптистской общины в селе Черноглаз, которая насчитывала двадцать семей. Онкен пробыл среди хортицких братьев около десяти дней. Наступавшие холода помешали ему, человеку преклонного возраста, посетить молочанских братьев.

Поскольку И. Г. Онкен был баптистом, то многие считали, что рукоположенные в общине пресвитер и учители также являются баптистами. Проводились беседы о совместном Хлебопреломлении с баптистами, об отношении к военной службе, а также о курении, к которому в то время баптисты относились не так строго, как менониты. После тщательного обсуждения этих вопросов братья пришли к выводу, что было бы лучше отделиться от баптистов, чтобы не лишиться менонитских нрав. А. Ленп был согласен с этим мнением, но А. Унгер считал, что можно нести служение совместно с баптистами, не теряя при этом своих прав. Тогда брат Лепп предложил, чтобы менониты и баптисты образовали две отдельные общины и имели бы духовное общение и совместное Хлебопреломление. Это предложение было принято единодушно. Те, кто не пользовался менонитскими правами, вошли в баптистскую общину. Было также решено, что курящих табак следует отлучать от церкви, в результате были исключены более десяти братьев, среди которых находились и служители.

В июне 1871 года по приглашению братьев в Эйнлагскую общину сроком на один год снова прибыл А. Либиг с семьей. Община в то время находилась в нездоровом духовном состоянии, и брату пришлось немало потрудиться. Либиг не поддерживал ни одну из групп, но предоставлял несогласных Господу. Очень скоро все заметили благословение, которое сопровождало труд брата. Учители общины вступили на путь мира и согласия.

Через год брат Либиг уехал в Добруджу. Через его служение Господь совершил много доброго в среде верующих. Была упорядочена деятельность разъездных проповедников, а также восстановлены отношения между общинами; водворился порядок в материальном служении и распределении денежных средств. К заслугам А. Либига следует также отнести проведение месячных Библейских курсов для проповедников и кандидатов в проповедники; впоследствии курсы проводились ежегодно. В вероисповедание общины А. Либиг не внес никаких изменений.

К концу 1872 года Эйнлагская община насчитывала сто восемьдесят человек, а братская баптистская община в Черноглазе состояла из шестидесяти одного члена [36].

Объединенная конференция менонитских братских общин. По прошествии двенадцати лет после возникновения менонитской братской общины состоялась первая объединенная конференция братских общин. Она проходила 14 – 16 мая 1872 года в Андреасфельде. Однако протокол заседаний не сохранился. А. Унгер свидетельствует [37], что на конференции был образован комитет благовестия, в который вошли семь братьев, в том числе: А. Унгер, И. Вилер, И. Фаст, Д. Фаст и другие. Каждый служитель был обязан вести дневник о своем труде и ежеквартально направлять его секретарю комитета. Последний на основании этих записей готовил квартальные отчеты и рассылал их по общинам.

Участники первой объединенной конференции наметили программу деятельности на несколько десятилетий вперед. Начиная с 1872 года такие конференции проводились ежегодно, причем некоторые из них имели очень важное значение. Например, на конференции 1876 года обсуждались вопросы общения с баптистами, совместного Хлебопреломления с теми, кто не имел библейского крещения, а также вопросы эмиграции. В 1882 году на повестке дня стоял вопрос о совместной работе с русскими баптистами. Эти конференции носили совещательный характер, поэтому их решения имели силу для отдельных общин только после того, как были приняты братскими советами общин. Фактически же решения конференций принимались почти без исключения всеми общинами. Церкви выражали полное доверие ежегодным конференциям, потому что каждая община посылала на них опытных и мудрых братьев – пресвитеров, проповедников и других служителей. Собрания духовных работников служили для укрепления общения между отдельными общинами и группами верующих. В начальный период на конференциях председательствовал брат А. Либиг.

Движение исхода. Клаас Эпп. В семидесятые годы менонитское общество впервые за время проживания немцев в России встало перед решением вопроса о военной службе. В 1871 году поступили первые сведения о том, что разрабатывается новый закон о воинской повинности, который будет распространяться и на менонитов. Делегации, направленные в Петербург для выяснения подробностей, ничего не добились. В результате началась волна эмиграции в Америку. Однако в Правила отбывания обязательной воинской службы были внесены пункты об освобождении менонитов от ношения оружия. В основном молодых людей направляли в мастерские морского ведомства, в пожарные команды, а также в отряды по разведению лесов на юге России [38].

В 1870 – 1880 годы в менонитстве в связи с движением исхода возникло новое направление, во главе которого стояли Мартин Клаассен и Клаас Эпп. Последний получил известность своим толкованием книги пророка Даниила. В молочанских колониях как лидер движения выступал Абрам Петере; он возглавил группу, отделившуюся в 1873 иоду от церковных общин, – Братскую общину среди менонитов [39]. Члены группы отличались от менонитской братской общины отношением к крещению. Верующие этой общины, – подобно волжским братьям, получили "откровение", что убежищем для Божия народа (От. 12 глава), то есть менонитов, должна стать Средняя Азия, а не Запад в соответствии с воззрениями Юнга-Штиллинга. В 1880 году несколько десятков семей из молочанских колоний и большое число семей из Кеппентальского церковного округа, расположенного на Волге, направились в Туркестан. Однако большинство переселенцев разочаровались в Эппе. На то были как хозяйственные, так и духовные причины. Например, Эпп провозгласил себя четвертым лицом божественной Троицы [40]. Часть переселенцев через Украину направилась в Америку, другие образовали поселение из пяти деревень на реке Сырдарье в округе Аулие-Ата, в двухстах верстах от Ташкента. Позже здесь также образовалась братская менонитская община.

К. Эпп был отлучен от церкви и окончил жизнь в одиночестве в 1913 году.

Эйнлагская община в 1872—1885 годы. Ведущая роль в работе среди братских общин после первой конференции 1872 года принадлежала Эйнлагской общине. Вскоре вновь назрела необходимость четко определить отношение к баптистам. Причиной этому послужил труд прусского баптиста Эдуарда Леппке, который с 1872 года нес служение благовестника. Со временем он стал придерживаться менонитского вероучения в его крайней форме. Так, Леппке учил, что спасение достигнут лишь те верующие, которые не берут в руки оружие. Имея такие убеждения, он вступил в противоречие с взглядами менонитского братства, однако продолжал трудиться в общинах.

В 1876 году по причине тяжелого хозяйственного положения А. Унгер оставил служение пресвитера. 12 марта 1880 года он отошел в вечность.

Новый пресвитер А. Лепп в связи с деятельностью брата Леппке сделал попытку прервать общение с баптистами. Состоялось членское собрание, на котором были оглашены взгляды Э. Леппке. Однако Господь не допустил насаждения неприязни.

Вопрос об общении с баптистами рассматривался на конференции 1876 года, которая состоялась на Молочной. По предложению Иоганна Зи-менса из Эйнлаге его разрешение было отложено. Таким образом, решение, принятое братьями в 1870 году, не претерпело изменений.

В Эйнлагской общине в 1879 году возникла еще одна трудность в отношениях с теми, кто не принадлежит к общине, но желает вступить в брак. После долгого обсуждения было принято предложение А. Унгера. Оно состояло в том, что дети членов общины, не принявшие крещения и не принадлежащие к общине, но желающие вступить в брак, должны дать письменное подтверждение, что они обещают посещать собрания и вести нравственную жизнь. Таким образом молодые люди причислялись к приближенным, принадлежащим к общине и признающим учение и порядки общины истинными. Членами же общины они могли стать после уверования и принятия крещения.

27 марта 1879 года баптисты в России были признаны самостоятельной ветвью протестантизма. Местные власти попытались причислить к баптистам и братских менонитов. Однако после ходатайства братьев-менонитов и представления властям вероучения, составленного в 1873 году и изданного в Базеле в 1876 году и переведенного на русский язык Иоганном Вилером, 6 марта 1880 года Министерство внутренних дел издало приказ Хортицкому волостному правлению о том, что членов Эйнлагской общины следует считать менонитами.

К 1885 году Эйнлагская община имела шесть филиалов. Через водное крещение были приняты в члены церкви семьсот четыре человека. Число членов на 6 января 1885 года составило пятьсот человек при общей численности братских менонитов одна тысяча восемьсот человек.

Жизнь Молочанской общины в 1872—1885 годы. В период между первой конференцией и празднованием двадцатипятилетнего юбилея со времени основания Молочанской общины ею руководили такие служители, как И. И. Фаст, А. Шелленберг, X. Шмидт, Ф. Изаак, Д. Шелленберг, а также И. Вилер. После отъезда Г. Гюберта на Кубань в 1873 году пресвитером общины стал 31-летний Д. Шелленберг, рукоположенный в 1876 году.

С 1875 года в некоторых местах состоялись совместные конференции братьев из общины А. Петерса, церковных и братских общин. Эти конференции ознаменовали собой начало совместных встреч менонитских братьев различных направлений. На одной из таких конференций, состоявшейся 6 сентября 1875 года в Рюкенау, председательствовал Д. Шелленберг. Унгер, вспоминая об этой конференции, пишет: "Довольно большой молитвенный дом был... наполнен братьями... Главной целью... было то, чтобы встретиться с любовью и совещаться, а не спорить о различных взглядах, через что делу Царствия Божия уже нанесено много вреда... Я не думаю, что при таком объединении имеется опасность для нашей общины, потому что на пути любви должна победить истина, а Слово Божие – это истина" [41]. На конференции, кроме всего прочего, обсуждался вопрос о крещении. Многие участники конференции в следующем году приняли крещение по вере погружением в Молочанской общине братских менонитов.

В начале семидесятых годов община приобрела здание бывшего трактира в колонии Рюкенау, которая располагалась в центре молочанских поселений, и переоборудовала его в молитвенный дом. В этом доме собрания проводились в первое воскресенье каждого месяца. В другие дни богослужения по старому молочанскому обычаю проходили поочередно в домах братьев в различных колониях. Господь благословил начинание с приобретением молитвенного дома, и осенью 1882 года на одном из братских советов было решено построить новый молитвенный дом в Рюкенау, который был освящен 2 октября 1883 года.

К двадцатипятилетию Молочанской общины крещение по вере приняли одна тысяча семьдесят четыре человека; число членов церкви к этому времени вместе с филиалами составляло около пятисот человек [42].

Общины, возникшие в 1872 – 1885 годы. В период между первой конференцией и 25-летним юбилеем Молочанской общины появилось еще несколько новых общин. 15 июля 1875 года была основана община в Фриденсфельде (село Мирополь Лошкаревской волости Екатеринославской губернии). Ее предыстория такова. Осенью 1867 года в Фриденсфельде была образована колония молочанских менонитов; среди переселенцев находились несколько семей менонитских братьев. Первые собрания проводились в землянке. Вскоре приняли крещение пять новообращенных. В течение нескольких лет здесь трудились Шмидт и Вилер. Община продолжала расти, так что в момент отделения от основной общины в нее входили сорок пять членов и около ста двадцати пяти приближенных. На 6 января 1885 года община насчитывала около ста верующих. В то же время была основана община в Тиге-Заградовке. Первые учителя общины были избраны в мае 1873 года в присутствии Э. Леппке. С 1882 года верующие имели свой молитвенный дом. На 6 января 1886 года в общине насчитывалось около ста членов; с момента ее образования было совершено сто тридцать шесть крещений [43].

В это время менонитские братские общины уже существовали на Волге, в колониях Гансау и Поповка Кеппентальской волости Ново-Узеньского округа Самарской губернии. Эти общины возникли в результате деятельности Б. Беккера, Г. Бартеля и О. Форхгаммера в 1870 году. Однако большая часть братьев впоследствии эмигрировала, а остальные присоединились к Союзу баптистов '. Еще одна община находилась в Мариупольском округе Екатеринославской губернии, в колонии Грунау. В 1850 году там проповедовал пастор Эдуард Вюст; через его проповеди обратились многие лютеране и католики. Новообращенные исследовали Писания, молились, и число уверовавших быстро росло. Когда же возникли первые трудности, многие охладели в вере.

Учение о "свободе" не обошло и эту группу. В 1866 году от молочанских братьев приняли крещение И. Фитц и Шредер, затем были крещены еще два брата. Несколько верующих позже переехали в Донскую область, где встретили братьев, ранее переселившихся с Молочной. Собраниями руководил Абр. Корнельссен (автор "Извещения о выходе"). В 1875 году трудился брат Леипке; через его проповеди многие уверовали и пришли к пониманию необходимости крещения; число крещеных увеличилось до двухсот человек. К 1885 году община насчитывала триста членов; всего крещение было преподано пятистам тридцати восьми новообращенным. В 1887 году обе общины вошли в Союз баптистов, поскольку их члены были выходцами из неменонитов.

Жизнь менонитов после 1885 года. Последующие три десятилетия, начиная с 1885 года, были периодом подъема хозяйственной деятельности менонитов в России. Число колоний за эти годы увеличилось в 2,5 раза. Назовем самые крупные из вновь образованных поселений: Ней-Самара (Плешановск) в Самарской губернии (14 деревень, образована в 1890 году), Давлеканово Уфимской губернии (19 деревень, 1894 год), Оренбургская колония (14 деревень, 1898 год), Омская колония (29 деревень, 1899 год), Павлодарская колония (14 деревень, 1906 год), Славгородская колония (58 деревень, 1908 год). Обычно среди переселявшихся в новые колонии находились и братские менониты. На новом месте образовывался филиал общины, которая наблюдала за духовным состоянием верующих. Эти филиалы посещали благовестники; представители филиалов принимали участие в> ежегодных конференциях. Постепенно филиалы становились самостоятельными общинами. В новых колониях общины братских менонитов росли особенно быстро.

Важным фактором роста общин и оживления духовной жизни служили пробуждения, время от времени зарождавшиеся в различных колониях.

В качестве примера приведем общины в селениях Спате и Шентале в Крыму. В 1883 – 1884 годы в селах Спат, Токульчак и других имело место большое духовное пробуждение. Несколько благовестников, трудившихся в Молочной, посетили Крым. Они проповедовали в немецких селах и раздавали духовную литературу. Особо действенной была литература, которую распространял доктор Ф. В. Бедекер. Новообращенные стремились к общению друг с другом. Кроме посещений собраний, верующие собирались для взаимного назидания; они исследовали Писания, читали комментарии к Библии и назидательные статьи, проповеди Ч. Г. Сперджена, а также свидетельствовали окружающим о действии благодати Божией. Вскоре новообращенные познакомились с братскими менонитами, которые переселились в Крым из Молочанской и Заградовской колоний. Благовестники посещали и эту группу, поступая согласно повелению Христа – Евангелие Марка 16, 15: "Проповедуйте Евангелие всей твари". Для получения ответов на возникавшие вопросы служители советовали верующим: "Тщательно исследуйте Писания, и вам все станет ясно". Вскоре многие обратившиеся к Господу поняли необходимость крещения по вере. 28 апреля 1885 года принял крещение двадцать один человек. В том же году было начато строительство молитвенного дома.

Евангельское менонитское братство. После 1903 года наметилась тенденция к совершению открытого Хлебопреломления. Как уже отмечалось, в самом начале существования общины к Вечере Господней допускались все возрожденные христиане, и только после возникновения Эйнлагской общины в братстве утвердился принцип закрытого Хлебопреломления. Братья старшего поколения придерживались этого порядка, в то время как более молодые братья, особенно получившие образование за границей (например, Петр Кен из Вальдгейма, окончивший Библейскую школу в Санкт-Кришоне, Швейцария), трудившиеся благовестниками, стремились к общению в Хлебопреломлении со всеми возрожденными душами.

Проходили оживленные обсуждения этого вопроса в церквах. Однако Комитет благовестников, состоявший из представителей общин и пресвитеров, вмешался и запретил практику совместных Хлебопреломлении. В братстве в связи с этим решением назревало разделение. Вопрос должен был окончательно решиться на заседании комитета в Васильевке. Однако Господь не допустил, чтобы лукавый причинил ущерб домостроительству Царствия Божия. Именно в то время, когда намечалось провести заседание, братья Г. Фрезе и А. Г. Унру оказались в тюрьме; а позже не было получено разрешение на проведение заседания. Братья еще раз собирались в Рорберге Харьковской губернии, где разрешили этот вопрос по-братски.

Желание части братства совершать открытое Хлебопреломление свидетельствовало о стремлении к общению со всеми христианами. В начале века в Молочанской колонии образовался круг верующих из различных общин, которые совместно исследовали Священное Писание и участвовали в преломлении хлеба. Постепенно братья пришли к мысли организовать общину, что и было осуществлено 16 мая 1905 года. Эта община получила название Молочанское евангельское менонитское братство. В состав руководства братством были избраны несколько проповедников из братских менонитов; служитель, стоявший во главе братства, вошел в руководство Рюкке-науской менонитской братской общины. Среди христиан евангельского братства в последние годы жизни много потрудился доктор Ф. В. Бедекер, а также известный в свое время профессор Эрнст Ф. Штретер (1846—1922). Оба служителя оказали большое влияние на менонитских братьев. Бедекер прежде всего своей благочестивой жизнью и пониманием важности единства верующих. Штретер занимался исследованием евангельского учения о Царстве Божием и учения о Церкви как Теле Христа, Его Невесте; учением о восхищении Церкви, первом и втором воскресении умерших и других истин. Для многих одаренных и образованных проповедников в течение ряда лет эти богословские исследования служили хорошей школой.

Существовало несколько общин евангельского менонитского братства, а именно: в Лихтефельде (Молочная), в Тиге Херсонской губернии. В колонии Ней-Самара имелась община Альянса – так иногда назывались общины евангельского менонитского братства, которые формал, которые формал с общиной братских менонитов. В этих общинах крещение верующих совершалось только погружением, но в члены общины принимались и те, кто считал приемлемым крещение в иной форме. Некоторые члены этих общин принимали крещение повторно. Позже общины Альянса слились с менонитской братской общиной [44].

Контакты с церковными менонитами. 26 и 27 октября 1910 года в Шензее Бердянского округа состоялась всеобщая менонитская конференция, на которую впервые собрались вместе церковные и братские менониты. Последние составляли треть всех делегатов. Предметом обсуждения были "положения, высказанные менонитскими общинами России по поводу разъяснения некоторых пунктов "Кратких пояснений" к Законопроекту о религиозных обществах и общинах", рассматривались также вопросы о создании больницы для нервнобольных "Вифания" и школы для глухонемых в Тиге; об издании церковных книг, песенников и другие. Конференция положила начало официальному сотрудничеству между общинами церковных и братских менонитов, которое было необходимо и в силу внешних обстоятельств. Дело в том, что в то время разрабатывался закон о религиозных обществах, рассматривавший менонитов как секту. Для того чтобы сохранить свои права, менониты должны были действовать сообща. На конференции в Шензее была образована Комиссия по делам веры (позже названная Комиссией по церковным делам), в функции которой входило представительство перед правительством. Одним из трех членов комиссии являлся братский менонит Генрих Браун. Участие братских менонитов в совместной работе стало предметом оживленных обсуждений в братстве.

Взаимоотношения между церковными и братскими менонитами были окончательно закреплены в "Основных принципах евангельско-менонитского вероисповедания", принятых на расширенном заседании Комиссии по церковным делам в Бердянске 20 сентября 1917 года.

К двадцатипятилетнему юбилею братство насчитывало пять общин и десять филиалов с общим количеством членов одна тысяча восемьсот и приближенных – четыре тысячи. Одна община в 1880 году вошла в Союз баптистов. В братстве несли служение четыре пресвитера, тридцать пять заместителей пресвитеров и проповедников, двадцать диаконов и двадцать кандидатов в проповедники. Семь общин и филиалов имели молитвенные дома [45].

К 1910 году число общин братских менонитов достигло сорока, а численность членов достигла семи тысяч при семнадцати тысячах приближенных, что составляло приблизительно пятую часть всех менонитов в России. Самой большой была община в Рюккенау, в общей сложности к ней принадлежало две тысячи шестьсот человек. Доля братских менонитов во вновь образованных колониях была значительно выше, чем в старых колониях.

ПОСЛЕРЕВОЛЮЦИОННЫЙ ПЕРИОД - 1917- 1929 ГОДЫ

Благословения и трудности. После Октябрьской революции в жизни менонитов произошли большие изменения. Прежнее ограничение: проповедь Евангелия только в среде менонитов – было отменено, в результате труд по возвещению благой вести среди русских принял большой размах. Уже на первой послереволюционной конференции общин в Васильевке Харьковской губернии 14 – 16 сентября 1918 года сообщалось, что за прошедшие полтора года менонитские общины собрали для целей благовестил несколько десятков тысяч рублей. На эти средства Британское библейское общество напечатало пятьдесят тысяч Библий, которые к тому времени были распространены. Было решено напечатать еще около двухсот тысяч Новых Заветов с Псалтырем на русском языке. Заслушивались сообщения благовестников, в том числе и брата Герасименко со станции Бантышево близ Харькова. При распределении благовестников по районам им поручалось проповедовать и среди русских. Многие братья благовествовали не только в России и на Украине, но и в Сибири, и даже в Нарымском и Сургутском краях.

В рассматриваемый период углубилось сотрудничество с церковными менонитами и с русскими верующими, особенно на местах. Иногда евангелизация проводилась совместно. Так, газета "Унзер блатт" сообщала, что в братской менонитской общине в Барвенково (Харьковская губерния) возникло пробуждение через проповеди брата Волкова, в результате к Господу обратилось двадцать пять русских и немцев.

Гражданская война принесла много переживаний верующим. Испытанию подвергся один из основных принципов менонитов – отказ от насилия даже в целях самозащиты. Банды Махно несколько раз в течение 1918 – 1920 годов захватывали Молочанскую и Хортицкую колонии (в общей сложности восемь месяцев). В период с ноября 1918 по март 1919 года при наступлении Махно некоторые юноши менониты взяли в руки оружие и в составе оборонительных отрядов, в которые входили католики, лютеране и менониты, в течение трех месяцев сдерживали наступление анархистов. Центром обороны стала католическая колония Блюменталь. Однако подобным образом поступали далеко не все менониты. Последними словами Петра Винса, секретаря Менонитского центра (центрального бюро Всероссийского менонитского конгресса) были: "Я готов умереть: меня могут расстрелять из пулеметов или зарубить саблями, но я блажен в Господе. Он позаботится о мне". В те тяжелые годы погибло и умерло от болезней более двух тысяч менонитов. События гражданской войны, голод 1921 – 1923 годов вызвали эмиграцию части менонитов в Канаду и в другие страны.

Послевоенный период принес с собой новые трудности, вызванные разрухой, но в духовном отношении это были благословенные годы. Господь был особенно близок к Своим детям.

В каком же направлении развивалась духовная работа в общинах в те годы? В реферате, прочитанном на конференции общин в Мелитополе в 1928 году, указывались средства для углубления духовной жизни: регулярные общения служителей церквей, сочетание проповедей о покаянии с проповедями об освящении, участие в членских собраниях и братских советах, посещения служителями верующих на дому, участие в Вечере Господней, живое участие в назидательных собраниях, особенно в молитвенных часах и в разборах Слова Божия, использование служителями даров, получаемых от Господа.

Подготовка служителей. В послереволюционный период был достигнут некоторый прогресс в деле подготовки служителей церквей. До этого служители по старой менонитской традиции проходили подготовку в лоне церкви. Основную роль при этом играли библейские част. Так продолжалось до конца XIX века. В начале XX века менонитские юноши, движимые стремлением к систематическому богословскому образованию, начали отправляться на учебу в Германию – в баптистские семинарии в Гамбурге, Берлине и Бремене; в Швейцарию - Библейская школа в Санкт-Кришоне и в Англию – колледж имени Сперджена. В 1910 году в церквах братских менонитов несли служение четыре выпускника Гамбургской семинарии, два выпускника школы в Санкт-Кришоне и один доктор богословия [46].

Осенью 1918 года правительство дало разрешение основать Библейскую школу (семинарию) в Чонграве близ города Симферополя. Первоначально в школе преподавали И. Г. Вине и Г. Браун, окончившие Гамбургскую семинарию. В 1919 году к работе в семинарии были привлечены еще два учителя – А. Г. Упру и Г. И. Реймер. Наряду с богословскими дисциплинами преподавались математика, физика и естественные науки. Программа обучения была рассчитана на три года, причем один год отводился предварительной подготовке. 27 мая 1921 года состоялся первый выпуск, который состоял из восьми человек. В 1921 году в школе обучалось сорок пять студентов, среди них было десять сестер. Учебный процесс и организация богословской школы были аналогичными семинарии в Гамбурге. Средства для обучения студенты должны были изыскивать сами. При школе работали курсы проповедников и передвижные библейские школы. Семинария в Чонграве просуществовала до 1924 года.

Еще одна Библейская школа имелась в Давлеканово близ Уфы. Школа была основана в сентябре 1923 года Карлом Фридрихсеном, ставшим ее директором и преподавателем. За время существования этой школы в ней прошли обучение тринадцать человек – девять были из братских менонитов, один – из церковных, два – из евангельских менонитов и один баптист. Шесть человек прибыли на учебу из Сибири, пять – из Туркестана, один – из Альт-Самары и один – из Уфы. Единственный выпуск учащихся в количестве трех человек был осуществлен в апреле 1926 года.

Наряду с названными учебными заведениями неофициально действовала Библейская школа в Оренбургской колонии, которой руководил П. Кен.

Данные о братстве. В 1925—1927 годы численность братских менонитов в Российской Федерации, включая Сибирь и Туркестан, составляла 5871 членов и 5406 приближенных, в молочанских общинах – 1245 членов и 1256 приближенных; в общинах Украины 1867 членов и 2875 приближенных, то есть в общей сложности 8983 члена и 12 519 приближенных, что составляло около четверти общего числа менонитов в стране.

СПАД ДУХОВНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В 1930-е И 1940-е ГОДЫ

Начало этого периода совпало с осуществлением плана всеобщей коллективизации сельского хозяйства и индустриализации промышленности страны. Уклад жизни менонитских поселений, сложившийся в течение нескольких десятилетий, не отвечал требованиям нового времени. Новые условия оказались для многих непривычными. Прежде верующим приходилось делать выбор в основном между религиозными направлениями, теперь же выбор значительно расширился. Часть верующих оставили церкви, но многие сохранили веру в сердце.

В начале этого периода многие менониты оказались в различных необжитых частях страны. Их переселение продолжалось и впоследствии. Во время Великой Отечественной войны многие верующие были эвакуированы в Среднюю Азию, Казахстан, Сибирь или мобилизованы в ряды трудовой армии, где они добросовестно трудились вместе со всеми.

Эти перемещения существенным образом изменили географию расположения менонитских церквей и создали предпосылки для перемещения основной части немецких менонитских общин с Украины в Казахстан и СредНюю Азию.

В начале тридцатых годов менонитское братство разделило печальную участь евангельско-баптистского братства. Руководители церквей не могли продолжать духовный труд, и собрания прекратились. Молитвенные дома были закрыты. Как братство в целом, так и отдельные члены церкви в то время пережили ряд драматических событий. Позже доброе имя незаслуженно пострадавших братьев и сестер было восстановлено.

Однако, несмотря на это, огонь евангельской истины продолжал гореть. Его поддерживали простые братья и сестры. В годы войны, когда русские братья и сестры получили возможность иметь собрания, к ним присоединялись и верующие немецкой национальности. В Душанбе первые братские менониты были приняты в общину евангельских христиан-баптистов в 1947 году, в Новосибирске это произошло в 1948 году.

Таким образом, в то время был заложен фундамент для объединения менонитов со Всесоюзным советом евангельских христиан-баптистов, которое произошло значительно позже, в шестидесятые годы. Именно в то суровое время многие братья и сестры приняли крещение в церквах менонитов и стали на путь следования за Господом.

Можно сказать, что в трудное время испытаний менонитское братство шло теми же путями, какими шли евангельские христиане и баптисты в нашей стране. Временами эти пути совпадали или проходили рядом, и это служило к обоюдной пользе.

ПЕРИОД ПОДЪЕМА ДУХОВНОЙ ЖИЗНИ

Церкви менонитского братства продолжали испытывать на себе последствия второй мировой войны до середины пятидесятых годов. Хотя условия жизни в военные и первые послевоенные годы оставались трудными, определенный уровень церковной жизни все же был достигнут. Возобновили труд в винограднике Господнем братья, которые начали свое служение и были рукоположены в двадцатые годы и которых Господь сохранил в годы испытаний. По сути дела им пришлось создавать церкви на новых местах и начинать работу заново. Господь обильно благословлял их труд. В те годы ко Христу обратились многие души. Новые члены церкви воспринимали духовный опыт предыдущих поколений.

Среди братьев, которые участвовали в восстановлении церквей, был П. А. Бергманн (1899—1979). Он уверовал в 1924 году, принял крещение по вере через погружение и спустя несколько месяцев стал слушателем Библейской школы в Каменке Оренбургской области. В 1928 году Бергманн был рукоположен. Затем, когда нести служение стало невозможно, он вместе с семьей переехал на Украину. В 1944 году брат Бергманн оказался в Караганде. Здесь он имел общение с детьми Божьими и проповедовал. Через служение брата многие обратились к Господу. Руководство церкви евангельских христиан-баптистов поручило ему нести попечение о верующих немецкой национальности. С 1954 года, когда появилась возможность проповедовать по-немецки, он с радостью совершал этот труд в церкви. В 1957 году П. А. Бергманн перешел во вновь образованную церковь братских менонитов и пользовался заслуженным авторитетом в обеих церквах.

Другим служителем, оставившим добрый след в послевоенной истории церквей братских менонитов, был И. Я. Фаст (1886 – 1981). Брат уверовал в 1908 году; в 1911 – 1913 годы обучался в Библейской школе Санкт-Кришона в Швейцарии. До марта 1931 года И. Я. Фаст проповедовал и руководил хором в Александртале (ныне Куйбышевская область). Последующие двадцать три года он прожил на Дальнем Востоке. С 1955 года около десяти лет брат Фаст жил в городе Темиртау и в то же время посещал многие немецкие церкви в Центральном Казахстане и в других местах. Последние четырнадцать лет брат трудился в Джетысае Чимкентской области, проповедуя на богослужениях по воскресным дням до четырех раз.

В ряде мест пробуждение в среде немцев пришло через свидетельство русских или украинских братьев. Так произошло, например, в Орске. В трудовой армии находилось много девушек из менонитских семей. Они уверовали через проповедь брата И. С. Гордиюка, который в свое время подвизался в Союзе церквей Христовых. Уверовавшие сестры приняли крещение 15 декабря 1945 года и 3 февраля 1946 года в тёплой технологической воде одного из промышленных предприятий города.

В ряде мест пробуждение наблюдалось и во второй половине пятидесятых годов. В результате пробуждения возникли немецкие менонитские церкви во многих местах; новые церкви появлялись также вследствие переезда многих семей. Например, большая Джетысайская церковь возникла в 1957 году как результат переезда многих верующих из Костромской области.

В Оренбургской области в деле восстановления -церквей Господь использовал братьев Г. Фота, В. Франзе, В. Завадского и других. В 1946 году снова начали собираться верующие, сначала для разбора Священного Писания, потом и для проповеди Евангелия. Господь обильно изливал Свои благословения. В конце 1940-х годов в селе Петровка приняли крещение девяносто восемь человек из восьми окрестных сел.

В конце пятидесятых годов пробуждение получило новый импульс через труд П. Энгбрехта и других братьев. Впоследствии дети Божий встретили новые испытания и трудности.

Особые благословения церкви пережили в конце семидесятых годов. С этого времени открылась возможность строить молитвенные дома в этой местности.

В приложении 1 содержится описание истории некоторых менонитских церквей в Киргизии и в Российской Федерации.

Сближение между евангельскими христианами-баптистами и менонитами на местах получило свое развитие на всесоюзном съезде, проходившем в Москве в 1963 году. Было решено принять братских менонитов в Союз евангельских христиан-баптистов. На этом съезде брат Г. К. Аллерт из Караганды сказал следующее: "Я не вижу расхождения между вами и нами и прошу съезд принять общины менонитов в Союз евангельских христиан-баптистов". Эта просьба не осталась без внимания, и на заседании расширенного Президиума ВСЕХБ в июле 1964 года было принято решение: "В кратчайший срок выяснить количество и местонахождение всех менонитов в СССР; братских менонитов, крещенных по обычаю баптистов через погружение, принимать в церкви евангельских христиан-баптистов без всяких условий; ходатайствовать о праве всех менонитов, входящих в церкви ВСЕХБ, иметь свои богослужения с проповедью и пением на родном языке; ходатайствовать о регистрации братских менонитских групп, которые находятся в местностях, где нет зарегистрированных церквей ЕХБ".

На следующий всесоюзный съезд, проходивший в 1966 году, прибыло семьдесят четыре представителя братских менонитов. В их обращении к съезду говорилось: "Прошедшие 1963—1966 годы были годами великих свершений благодати нашего Господа Иисуса Христа. В особой мере они ощущались в братстве немцев-баптистов и братских менонитов. Эти благословения проявились особенно там, где царило "единство духа в союзе мира" – Еф. 4, 3. Горя желанием исполнить молитву Иисуса Христа – "Да будут все едино" – Ин. 17, 21 и, стремясь к единству, мы выражаем всесоюзному съезду евангельских христиан-баптистов следующее:

– мы с вами – братья;

– у нас одна цель, одно стремление, одни задачи;

– у нас "одна вера, один Господь, одно крещение" – Еф. 4, 5.

На основании сказанного выражаем Всесоюзному совету евангельских христиан-баптистов, основным его принципам, Вероучению и Уставу полное признание".

С этого времени официально совершается совместное служение евангельско-баптистского и менонитского братства. Начиная с 1966 года представители братских менонитов входят во ВСЕХБ. В местах, где произошло объединение, братские менониты несут служение пресвитеров, диаконов, проповедников, регентов, хористов, являются членами совета при старшем пресвитере. Брат Ф. П. Вирц входил в состав ВСЕХБ в 1979 – 1988 годы, в 1974—1979 годы он являлся кандидатом в члены ВСЕХБ; в 1969 – 1974 годы членом ВСЕХБ был В. А. Кригер; в период с 1974 но 1986 год Я. Я. Фаст являлся членом Президиума; в 1979 году кандидатом в члены ВСЕХБ избран П. П. Энс. С 1974 года членом ревизионной комиссии является В. А. Шульц. В 1987 – 1988 годы в состав Президиума ВСЕХБ входил Э. К. Баумбах.

По вопросам единства с братскими менонитами состоялся ряд братских совещаний и встреч – в 1967, в 1973, в 1976, в 1978, в 1983 годы. Уместно в связи с этим напомнить слова А. В. Карева, сказанные им на пленуме ВСЕХБ в марте 1969 года, что наиболее благополучно обстоит у нас дело единства с менонитским братством.

На заочных Библейских курсах постоянно обучаются братья менониты; один служитель получил богословское образование за рубежом. Восполняются нужды церквей в Библиях на немецком языке. В 1977 году был издан Сборник духовных песен на немецком языке, который заменил более старые сборники. В 1985 году этот сборник был переиздан. С 1956 года поддерживаются официальные контакты со всемирным менонитским братством. Объединенная делегация представителей ВСЕХБ и автономных менонитов принимала участие в работе десятого конгресса Всемирной конференции менонитов в США в июле – августе 1978 года.

Господь благословляет Свой народ. Многие общины построили молитвенные дома или реконструировали старые.

ПЕНИЕ В ЦЕРКВАХ БРАТСКИХ МЕНОНИТОВ

Менониты имеют богатые певческие традиции. В менонитских общинах в Пруссии богослужение сопровождалось общим пением, а не органной музыкой, как это было в евангелической церкви. Верующие пели по нотным сборникам; нотной грамоте, как правило, обучались в школах. Атмосфера богослужений во многом определялась торжественным пением; многие души пришли к Господу через пение [47]. Впоследствии, когда стали пользоваться песенниками без нот, пение несколько потеряло в торжественности.

Пение в менонитской братской общине в определенной мере подвергалось влиянию баптистских и в особенности методистских традиций. Сказались и личные вкусы пастора Вюста, который очень любил мелодии, исполнявшиеся в методистских церквах. Для общего пения использовался баптистский сборник песен "Глаубенсштимме" – "Голос веры". Пением гимнов из этого сборника сопровождалось первое крещение. Первоначально на собраниях пели из сборников Хиллера и Госснера; к словам гимнов подбирались мелодии из "Глаубенсштимме". Иногда общее пение сопровождалось игрой на гармонике и скрипке. Пелись и гимны, написанные российскими менонитами. Особенно полюбились верующим песнопения, написанные Т. Фотом. В 1865 году был внесен порядок в музыкальное сопровождение пения, с тех пор музыка и пение находились под контролем общины.

С 1977 года церкви пользуются новым сборником духовных песен Sammelband geistilicher Lieder. Сборник содержит 497 гимнов и составлен на основе шести старых песенников при активном участии брата Функа из Эстонии.

В последнее десятилетие XIX века в церквах менонитского братства получило распространение хоровое пение. Имеются сведения о хоре в общине Фриденсфельда. Он состоял из семидесяти певцов и пел на воскресных утренних собраниях, а также на погребениях, бракосочетаниях и у одра больных братьев и сестер. К хоровому фестивалю, состоявшемуся в 1895 году, и к десяти дополнительным богослужениям хор разучил более двухсот пятидесяти песнопений. К 1902 году хор совершил тридцать шесть поездок в двадцать три района для участия в праздниках хоров, крещениях, бракосочетаниях и других церковных событиях. Регентом хора трудился Бернгард Дик.

Регенты хоров церквей, расположенных на юге России, создали хоровое объединение, которое прежде всего было призвано оказывать помощь молодым хорам. Руководители хоров совершенствовали свое мастерство во время двух и трехдневных семинаров, которые были распространены в первое десятилетие нашего века. Более опытные регенты оказывали помощь хоровым коллективам в своем регионе. С 1908 года в проведении семинаров регентов деятельно участвовал Корнелий Нейфельд. Брат получил духовное образование в Базельском университете (Швейцария) и в колледже Сперджена (Англия) и отличался обширными знаниями и высокой музыкальной культурой. Наряду с проведением семинаров для регентов К. Нейфельд в 1909 – 1910 годы издавал журнал для хористов, регентов и любителей евангельского пения "Ауфвертс" – "Вперед". Особого внимания заслуживают его статьи по технике пения, очерки по гармонии, а также ряд публикаций под общим названием "Из дневника регента". Часть статей посвящена инструментальной музыке, поскольку к тому времени уже существовали оркестры в церквах. Хоры пользовались цифровой системой записи произведений. Регенты обращались и к более сложным музыкальным произведениям.

По окончании войны в Гальбштадской общине уже звучали оратории Генделя, Баха и Мендельсона. Возобновились ставшие доброй традицией хоровые праздники. Однако к концу двадцатых годов хоры прекратили свою деятельность.

Дальнейшее развитие хоровое пение в менонитских церквах получило с середины пятидесятых годов. В начале шестидесятых годов на богослужениях во многих церквах начала звучать инструментальная музыка.

ИЗДАТЕЛЬСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

Длительное время менонитское братство не ощущало необходимости в издании собственной духовной литературы. Верующие пользовались литературой, издававшейся в Германии. Периодические издания также не выходили. К тому же было трудно добиться разрешения на издание религиозного листка. В соответствии с решениями конференций было издано три книги: "Вероучение братских менонитов", составленное А. Унгером в 1873 году (Лейпциг, 1876 год), "Ответы братьев Хортицкого округа 7 мая 1862 года" и "Вероучение менонитской братской общины", 1902 год.

Начало издания духовной назидательной и периодической литературы связано с именами Абрама Яковлевича Крекера (1863 – 1942) и Якова Ивановича Крекера (1872—1948). Некоторое время они работали учителями: А. Я. Крекер трудился проповедником в Добрудже (Румыния), затем переехал в Спат, в Крым. К этому времени он уже имел некоторый опыт литературной работы. В 1897 году А. Я. Крекер впервые издал "Христианский семейный календарь" на немецком языке, который выходил ежегодно до 1918 года. За ним последовали "Христианский ежегодник" (1900 – 1905) и "Христианский отрывной календарь" (1899 – 1917). В период с 1903 по 1920 год А. Я. Крекер был редактором и издателем органа менонитской братской общины "Фриденсштимме" – "Голос мира".

В 1894 – 1898 годы Я. И. Крекер учился в Гамбургской баптистской семинарии. По приезде в Россию он трудился в качестве благовест-ника в Крыму. Там Крекер впервые встретился со штундистами и познакомился с доктором Ф. В. Бедекером. О влиянии, которое оказал на него Бедекер, Я. И. Крекер позднее писал так: "Он привел нас к теснейшему соприкосновению с русскими штундистскими братьями и пробужденной духовной жизнью в кругах петербургского высшего общества... Я впервые научился видеть брата в свете того труда Божия, который совершается в нем, а не в свете церковной догматики".

Я. И. Крекер совершал свой труд, имея открытое сердце ко всем братьям и сестрам по вере, независимо от названия. Его талант духовного писателя в полноте раскрылся после 1910 года, когда он уже проживал в Германии.

В 1904 году было организовано первое менонитское издательство, директором которого стал братский менонит Г. И. Браун. В 1909 году на его основе было создано издательство "Радуга", в его руководство вошли Г. И. Браун, Я. Крекер и И. С. Проханов. Издавались книги как на русском, так и на немецком языках. До 1917 года издательство опубликовало около двухсот наименований печатных изданий.

С ноября 1925 по июнь 1928 года издавался листок "Унзер блатт", являвшийся органом Всесоюзной конференции менонитских общин. Редактором этого издания был А. Г. Эдигер, директором – К. К. Мартене.

ПЕРВЫЕ НЕМЕЦКИЕ БАПТИСТСКИЕ ЦЕРКВИ

Крещения по вере. Евангельское пробуждение, начавшееся в середине прошлого века, затронуло многие немецкие поселения Южной России. Коснулось оно и двух поселений в Херсонской губернии – Альтданцига и Нейданцига. Огонь пробуждения в Альтданциге (в настоящее время поселок Крупское Кировоградской области) в свое время зажег пастор И. Бонекемпер. В 1858 году Господь даровал еще одно сильное пробуждение. Группу новообращенных возглавил семнадцатилетний Иоганн Прицкау, который пользовался глубоким уважением у односельчан.

Под влиянием примера братских менонитов в этих краях состоялись крещения по вере. Первое крещение имело место в Нейданциге 10 мая 1864 года, в день Троицы. Два проповедника из братских менонитов Г. Вилер и брат Беккер крестили семь братьев и четырех сестер из лютеран, реформатов и католиков. Это событие вызвало множество противоречивых откликов и мнений; о нем сообщали местные газеты. Среди принявших крещение особыми дарованиями отличался Фридрих Энгель, который был избран руководящим. Энгель продолжал наставления и крещения новообращенных. Но вскоре братья, принявшие крещение, в том числе и Ф. Энгель, были высланы за границу. Они направились в Добруджу, которая в то время относилась к Болгарии, входившей в состав Турции. С 1878 года Добруджа отошла к Румынии. Господь благословил труд братьев и на новом месте. Среди немецких поселенцев возникло пробуждение, и в Тульче образовалась баптистская община, которую возглавил Август Либиг. Ранее Либиг трудился в Бухаресте; он прошел богословскую подготовку в Гамбурге.

В Альтданциге события развивались в другом направлении. Новому учению последовали почти все жители селения. 15 сентября 1864 года от братского менонита Ковальского приняли крещение двадцать человек. В 1869 году в Альтданциге состоялось самое большое крещение за всю историю этой общины. Совершал его А. Унгер; среди крещеных находился и Е. Цимбал.

В октябре 1869 года в Альтданциг на две недели приезжал И. Г. Онкен. Под его руководством состоялось несколько членских собраний, на которых была организована община и избраны служители. Пресвитером общины стал И. Прицкау. Несколькими месяцами ранее он прибыл из Гамбурга, где в течение года исследовал Писание и изучал организацию духовной работы в церкви. Там же, в апреле 1869 года, Прицкау был рукоположен Онкеном на служение.

Во время пребывания И. Г. Онкена в Альтданциге состоялись три крещения и торжественное рукоположение служителей. Пребывание старейшего служителя немецких баптистов в первой южнороссийской немецкой баптистской общине принесло богатые благословения. Он посетил верующих в Нейданциге, менонитскую братскую общину в Эйнлаге и Одессу. В Одессе Онкен нашел более ста верующих из числа лютеран и реформатов, которые в сердце уже были баптистами. Среди них Онкен трудился почти ежедневно.

Из Альтданцига в Одессу И. Г. Онкена сопровождали И. Прицкау и И. Вилер. Кроме того, в Одессе И. Г. Онкен встретился с В. Мельвилем. После десятидневного пребывания в Одессе Онкен направился в Тульчу, где его встретил А. Либиг.

Церковь в Одессе. В 1860-е годы начали проводиться отдельные собрания верующих, принадлежавших в основном к реформатской церкви. В их числе находились В. Вагнер и Р. Верзебе (последний был по профессии хирург). Им стало известно о том, что в городской тюрьме содержатся трое немцев-баптистов. А. Либиг в письме к Фильбрандту от 3 марта 1909 года писал, что они были из Нового Данцига, однако не называл их имен.

Одесские братья стали посещать узников, а позже добились их освобождения. Один из новоданцигских братьев однажды спросил Верзебе, крещен ли он по вере. Этот вопрос побудил последнего обратиться к Писанию. Читая Слово Божие, Верзебе ощутил желание принять крещение. Тогда возник другой вопрос: от кого? Вопрос крещения настолько сильно волновал его, что он успокоился лишь после того, как пошел к морю и погрузился в воду во имя Отца, Сына и Духа Святого. Крещения возжаждали и другие души.

В мае 1870 года И. Прицкау осуществил пятинедельную поездку по немецким селениям на юге России. Конечным пунктом его поездки была Одесса. Возрожденные лютеране и реформаты во всех местах по-братски встречали служителя Божия. Они с радостью воспринимали проповедь о спасительной благодати и прощении грехов через Кровь Иисуса Христа. Однако вопроса крещения в своих проповедях И. Прицкау сознательно не касался. Но поскольку этот вопрос волновал ищущих истину, они сами приходили к нему в поисках ответа.

Так, проповедуя и проводя беседы, И. Прицкау достиг Анненталя – последней станции перед Одессой. Здесь ему также был оказан сердечный прием в кругу приближенных. В Анненталь приехали и верующие из Одессы, желавшие принять крещение. Испытание крещаемых было проведено при участии всех верующих, проживавших в этом селении. В присутствии многих свидетелей 25 мая 1870 года в Гоффнунгсбурге, близ Анненталя, в Черном море состоялось торжественное крещение трех новообращенных из Одессы и десяти из Анненталя. После крещения была совершена Вечеря Господня.

В том же году в Одессе начал трудиться брат И. Вилер. Однако его служение было несколько обособленным. Семнадцать крещеных Вилером впоследствии присоединились к поместной церкви. Вилер закончил свой труд в Одессе в 1874 году.

По приглашению И. Вилера в Одессу из Альтданцига приехал Г. Мейер. Летом 1870 года сюда же на короткое время прибыл и К. Ондра из Волынской губернии. 17 июня Ондра крестил в Аннентале еще двух братьев из Одессы, в том числе и упомянутого ранее Р. Верзебе. Брат Верзебе являлся одним из самых ревностных свидетелей о Христе.

Г. Мейер руководил небольшой общиной до 1870 года. Начиная с мая 1871 до конца 1872 года в Одессе трудился В. Шульц. В 1871 году из Бухареста в Одессу переехал благословенный свидетель Господний В. Шлик с семьей.

По приглашению И. Прицкау 18 апреля 1874 года в Анненталь переехал А. Либиг.

В то время в Одессе и близлежащих селениях уже насчитывалось шестьдесят семь верующих, большинство из них проживало в Аннентале. С приездом А, Либига духовная работа оживилась и пошла весьма успешно. При благословении Господнем в короткое время возникло тридцать филиалов Церкви. В результате Аннентальская церковь стала одной из крупнейших Церквей на юге России.

Вскоре после приезда в Одессу А. Либига поместная церковь получила самостоятельность; третьей самостоятельной общиной в этих краях стала Иоханнистальская.

Вместе с А. Либигом трудились проповедники Клудт, Фишер, Буссе, Горнбахер и другие. В помощь Либигу был избран пресвитер С. Леманн.

После того как К. Ондра и еще несколько братьев были вынуждены покинуть Россию, в немецкие общины на Волыни из Одессы был направлен С. Леманн. Господь обильно благословил труд Леманна на новом месте. В помощь А. Либигу избрали брата Мара, но в скором времени последний был послан в Крым. А. Либиг благословенно трудился в Одессе и в близлежащих немецких поселениях до 18 ноября 1887 года. Затем некоторое время нес служение в Лодзи. После высылки из России Либиг трудился на ниве Божией в Германии, а затем – в Америке.

В мае 1888 года служение пресвитера в Одесской церкви принял П. М. Фризен. Верующие вспоминали брата с большой теплотой. Однако в 1895 году по причине длительной болезни ему пришлось оставить служение. В ноябре 1898 года пресвитером церкви стал К. Фильбрандт.

Волынь. Первые баптисты переселились в Волынскую губернию из Польши в 1858 году. После крестьянской реформы 1861 года, когда стало возможным приобретать землю по сравнительно низкой цене, значительно возрос поток переселенцев на Волынь. Сюда потянулись люди не только из Польши, но и из Германии. К 1874 году на Волынь переселилось около тысячи членов баптистских церквей '. Однако быстрый рост церквей и их разнородный состав привели к возникновению нездоровых явлений и лжеучений в церквах. Труд К. Ондры, прошедшего в 1865 году богословское обучение вТамбурге, привел к заметному улучшению обстановки. Он принял служение в общине Нейдорф, центральной общине Волынского немецкого баптистского братства. Вместе с ним трудился Рейнгольд Шиве. Однако в 1877 году оба,служителя были высланы из России по подозрению в совращении православных.

Союзная работа. В 1870 году в Альтданциге И. Прицкау, К. Ондра и несколько менонитских братьев обсуждали вопрос объединения церквей в союз. С прибытием в Россию А. Либига идея союзной работы приобрела еще одного сторонника.

В октябре 1874 года в Альтданциг прибыли К. Ондра с несколькими братьями с Волыни, а также братья из Одессы во главе с А. Либигом и представители из Тульчи, среди которых находился родной брат А. Либига Гельмут Либиг. Не остались в стороне от этого события и братские менониты. Таким образом, собралось значительное число представителей / братских общин. На первой конференции было организовано Южно-западнорусское и Болгарское объединения немецких баптистов. Его руководителем единодушно был избран А. Либиг.

Особо оговаривалось, что решения конференций не должны ограничивать самостоятельность общин, их следовало рассматривать как советы и рекомендации. Протокол первой конференции не сохранился, несмотря на то что он был разослан во все общины.

На следующей ежегодной конференции в 1875 году было принято решение проводить взаимное посещение общин. Братья из Южной России должны были посещать как свои общины, так и общины на Волыни, и наоборот. Это решение имело благословенные последствия для церквей молодого братства и способствовало его духовному и численному росту. Между общинами устанавливались прочные связи, опыт одной общины становился достоянием всех верующих.

По прошествии нескольких лет после первой конференции болгарские братья присоединились к Австрийскому объединению баптистов. В 1884 году на Волыни образовалось самостоятельное Западнорусское объединение баптистов, вместе с Южнорусским братством оно вошло в Российский союз немецких баптистов. В первые годы это объединение возглавлял А. Либиг, затем – пресвитер Нейданцигской общины Иоганн Кеслер. После смерти Кеслера председателем союза стал К. Фильбрандт из Одессы.

Сохранились некоторые статистические данные о немецких баптистах в 1908 году. Самым крупным был Западнорусский союз. В него входило 6592 верующих, шестнадцать общин и сто пятьдесят филиалов. Затем следовал Южнорусский союз, состоявший из 2750 членов, шестнадцати общин и ста двадцати филиалов; Волжский союз насчитывал 607 членов, четыре общины и пятьдесят один филиал. На востоке страны к тому времени существовали четыре церкви и сорок девять филиалов с общей численностью 685 членов. Шесть церквей и три филиала с 494 членами имелись в Петербурге, Риге и Либаве.

При А. Либиге в Аннентале были проведены первые Библейские курсы. Либигу оказывали помощь Ондра и Кеслер. В последующие годы регулярно проводились курсы. Работа по подготовке служителей получила дальнейшее развитие в 1907 году, когда при Лодзинской церкви была открыта Богословская семинария. Однако в 1910 году последовало ее официальное закрытие.

Союз немецких баптистов в России имел свой печатный орган – журнал "Хаусфройнд" – "Друг дома".

К сожалению, документальные сведения о дальнейшей истории немецких баптистов не сохранились.

ВАЖНЕЙШИЕ СОБЫТИЯ В ИСТОРИИ МЕНОНИТСКОГО БРАТСТВА

1789 г. – начало переселения менонитов в Россию.

1812 г. – начало организации Малой общины.

1821 г. – организация на Молочной отделения Библейского общества.

1822 г. – начало деятельности Т. Фота.

1845 г. – пробуждение при пасторе Э. Вюсте.

1853 г. – начало пробуждения на Хортице.

1859 г. – первая Вечеря Господня в кругу братьев.

1860 г. – образование менонитской братской общины на Молочной, избрание и рукоположение служителей, первое крещение по вере погружением.

1862 г. – образование Эйнлагской менонитской братской общины; первое письменное изложение основ веры А. Унгером и Г. Нейфельдом ("Ответы братьев Хортицкого округа").

1869 г. – приезд И. Онкена в Эйнлаге.

1872 г. – первая объединенная конференция братских менонитских общин.

1873 г. – издано "Вероисповедание и Устав крещенной по вере и объединенной менонитской общины на юге России".

1902 г. – издано "Вероисповедание объединенной крестящей по вере менонитской общины на юге России".

1900-е гг. – возникновение общин евангельского менонитского братства.

1904 г. – организация менонитского издательства (в 1909 году преобразовано в издательство "Радуга").

1910 г. – всеобщая менонитская конференция в Шензее.

1929 г. – начало спада духовной деятельности.

1955 г. – начало подъема духовной деятельности.

1963 г. – на всесоюзном съезде поставлен вопрос о принятии братских менонитов во ВСЕХБ.

1966 г. – начало совместной работы в составе ВСЕХБ.

1989 г. – празднование двухсотлетия переселения менонитов на юг России.


Сноски

  1. Бондарь С. Д. Секта менонитов в России Пг., 1916, с 1 – 2.

  2. Кahle W. Aufsatze zur Entwicklung der evangehschcn Gememden in Rubland. Leiden 1962, S. 6.

  3. Там же, с. 21.

  4. Warns J. Rubland und das Evangelium. Kassel 1920, S. 18-22.

  5. Meimonite Encyclopedia. v I-IV Scottdale, 1956 1959. Vol. III, 1958, p. 852. (Далее: Мен: энцикл.).

  6. Цит. по: Фризен, История, c. 75.

  7. Там же, с. 114; также Бондарь С. Д Секта менонитов, с. 102.

  8. Автобиография Т. Фота приведена у Фризена. История, с. 569 – 572.

  9. Цит. по: Фрилон. История, с. 83.

  10. Sсhmidt К. D. Crimdrib der Kirchengeschichte. Gottingen, 6, Aufl., 1975, S. 414—426.

  11. Pгinz J. Die Kolonien der Brudergemeinde. Bin Beitrag zur Geschichte der deulschen Koloriien SudruBlands. Moskau, 1898.

  12. Кrokeг A. Pfarrer Eduard Wust, der groBe Erweckungsprediger in den deutschen Kolonien SudruBlands. Leipzig, 1903.

  13. Вступительная проповедь пастора Э. Вюста приведена у Фризена, с. 175—182.

  14. Unruh A. H. Geschichte der Mennoniten-Brudergemeinde (1860—1954). Winnipeg, 1955. S. 31 – 32. Далее: Унру: История.

  15. Унру. История, с. 47.

  16. Фриаен. История, с. 87-89

  17. Епископ Алексий. Материалы, с. 6. Дневник Генриха Эппа, цит. по: Фризен, История, с. 237. Дневник Абрама Унгера, цит. по: Фризен. История, с. 238.

  18. Письмо Am. Ленцмана от 16.3.1863, цит. по Фризен. История, с. 187.

  19. Фризен. История, с. 189 – 192.

  20. Фризен. История, с. 201. Протокол там же, с. 67.

  21. Дневник Якова Беккера, цит. по: Унру. История, с 67.

  22. Фризен. История, с. 244-345.

  23. Там же, с. 297, примеч. 1.

  24. Цит. по Унру. История, с. 110.

  25. Письмо А. Унгера Я. Реймеру от 15.6.1862 - так у Фризена, хотя по контексту Фризена должно быть: 15.6.1861.

  26. Цит. по: Фризен. История, с. 225.

  27. Фризен. История, с. 245-246.

  28. Там же, с. 270-272.

  29. Фризен. История, с. 279.

  30. Полный текст – там же, с. 291–292.

  31. Фриаен. История, с. 291—292.

  32. Фризен. История, с. 387.

  33. Полный текст – там же, с. 390.

  34. Полный текст – Фризен. История, с. 298.

  35. Фризен. История, с. 381.

  36. Там же, с. 380—386.

  37. Фризен. История, с. 394.

  38. Там же.

  39. Там же.

  40. Dусk С. J. An Introduction to Mennonite History. Scottdale, 1967.

  41. Фризен. История, с. 409-410.

  42. Там же, с. 410-412, 417.

  43. Там же, с. 425-427.

  44. Фризен. История, с. 723-725.

  45. Там же, с. 728.

  46. Фризен. История, с. 720 – 722.

  47. Геезе Г. Краткая история наших менонитских братьев. Рукопись. Цит. по: Фризен. История, с. 91—92.